каталог
объектов

Наш телефон:
+7 495 6-444-665

Оставить заявку

Светлана Панфилова: Этот сильный слабый пол

Когда смотришь на эту изысканную утонченную женщину, слово «бизнес» – последнее, что приходит в голову. Особенно, если этот бизнес – риэлторские услуги, а женщина – глава преуспевающей солидной компании. Ей удается добиваться всех поставленных целей: состоявшаяся актриса, любимая жена, заботливая мать и успешная деловая женщина. Все это о Светлане Панфиловой, генеральном директоре компании Panfilova Realty. Текст Ольга Казанджян


Мы беседуем со Светланой Панфиловой в уютном офисе ее компании на Остоженке. Через окна в покатой крыше просматривается московское небо, а атмосфера вокруг наполнена позитивной энергией. Разговор строится очень легко, а обсуждаем мы вещи непростые – говорим о бизнесе, экономике, жизненной философии… И снова я ловлю себя на мысли, что не понимаю, как ей удается сочетать успешную карьеру в жесткой, практически мужской профессии, с мягкостью и очарованием стопроцентной женщины.

Светлана, как вы пришли в риэлторский бизнес?
Если бы 15 лет назад мне кто-то сказал, что я буду профессионально заниматься риэлтерской деятельностью и получать от этого колоссальное удовольствие, я бы, наверное, посмеялась. Сейчас профессия риэлтора только формируется, а тогда ее и вовсе не было. В конце 80-х все так называемые сделки с недвижимостью, проходили в Банном переулке. Традиционно там собирались люди, которые хотели снять или обменять квартиру.

Я в то время заканчивала театральный, и мы с мужем и нашим двухмесячным сыном жили у родственницы, с которой мы к тому моменту друг другу порядком поднадоели. Родители дали денег на то, чтобы мы сняли квартиру. Пару недель потоптались на Банном – ничего. Развесили объявления, но, как все нормальные студенты, проели деньги раньше, чем пошли звонки на наши объявления. Достаточно быстро мы набрали полтетради телефонов и адресов желающих сдать квартиру молодой семье, но денег уже не было. Решение оказалось на удивление простым и логичным: я подумала, у нас ведь полтетради людей, которые хотят сдать квартиру, а в Банном – толпы тех, кто хотел бы ее снять. Тут мне в голову и пришла идея, из которой впоследствии сформировалось мое ремесло, потом новая профессия, а позже и компания. После третьей сделки мы смогли снять квартиру и для себя.

В результате, это стало неплохим приработком. Эта ниша была абсолютно не занята, а объем работы – настолько велик, что хватало всем, – лишь бы успеть.

У меня появилась возможность быть дома с ребенком и координировать работу по телефону, а муж ходил в Банный переулок и организовывал сделки. Работа останавливалась только когда я уезжала на съемки. Таким образом, почти 20 лет назад я и пришла в риэлторский бизнес и, можно сказать, осваиваю профессию по мере развития и рынка недвижимости. Сначала это была, в основном, аренда, потом обмены – причем, длиннейшие цепочки, которые нужно было «закольцевать», ведь купить квартиру в те времена было невозможно – собственности-то как таковой не было. Первые элитные квартиры стали продаваться в домах ЦК и Совмина, но в основном это были коммуналки в старых домах. Надо расселить хотя бы одну коммуналку, чтобы понять, что это такое. Это настоящая школа жизни и огромный опыт, потому что, живущие в них люди – самые сложные клиенты. Было непросто, но получалось. И только потом появились первые элитные новостройки к которым постепенно добавлялись другие сегменты дорогой недвижимости: коммерческие объекты, загородное жилье, земля, зарубежная недвижимость. Все это стало основой деятельности моей компании, вплоть до настоящего момента. Сама же я занимаюсь продажей инвестиционных проектов.

А как появилась компания Panfilova Realty?
Компанию я открыла, потому что мне уже и клиенты, и мои партнеры стали говорить – стыдно работать просто риэлтором, пора создавать что-то свое. Кроме того я в тот момент поняла, что в одиночку просто уже не справляюсь с теми объемами и обязательствами перед всеми людьми, которые ко мне обращаются. Следовательно, нужны были помощники. Хотя первое время все равно многое приходилось делать самой. У моей компании безупречная репутация на рынке, и я этим горжусь, поэтому наше правило – «Ваше Доверие – наша Репутация». Все знают, что через мою компанию невозможно провести аферу или реализовать некачественный продукт «с сомнительной историей». Прежде чем предлагать объект клиенту, я узнаю о нем все. Объект мы проверяем основательно, не экономя на этом.


Название компании предложил мой муж, который полностью поддержал меня в решении открыть ее. Я долго сомневалась, перебирала всякие красивые и звучные названия, но решилась дать свою фамилию компании только после того, как моя подруга – серьезный юрист – сказала, что персонализация означает, что я готова отвечать за все, что делает моя компания, а ведь это действительно так. Мне захотелось продолжить традицию «русских домов», когда свое дело называли по фамилии, и этим самым брали на себя ответственность, а не прятались за красивыми и звучными названиями.

Очевидно, что с момента начала вашей работы рынок значительно изменился. Когда было труднее работать – тогда или сейчас?
Трудности есть всегда. Рынок и сегодня продолжает свое формирование – особенно это касается элитного сегмента. За последние семь лет он качественно изменился. Изменились запросы. Наши клиенты – это люди, многие из которых долго жили за границей, у них есть недвижимость по всему миру и, естественно, они привыкли к другим стандартам – и требуют соответствия этим стандартам здесь. Поэтому рынок не может не подстраиваться под них. И если раньше это был так называемый рынок экскурсоводов, – ведь именно к этому сводились функции эксперта элитной недвижимости, то сейчас рынок требует профессионалов – их не хватает. Участникам рынка недвижимости необходимо пересматривать многие вещи – уровень сотрудников, например. Если ты эксперт, - то уж будь любезен соответствовать.

Каким, на ваш взгляд, должен быть современный риэлтор?
Работа у нас достаточно трудная и ответственная, что налагает серьезные обязательства. И, чем проще и легче она кажется со стороны, тем опытней и профессиональней человек, который ее выполняет. Ведь только настоящий профессионализм отличается видимой легкостью. На самом деле, не бывает простых сделок. Каждая из них имеет свои особенности и нюансы, которые необходимо учитывать. Поэтому умение структурировать и моделировать сделку, выстраивать отношения, дипломатичность, корректность, способность хранить конфиденциальную информацию – это обязательные качества современного риэлтора. Про профессионализм основанный на знании и опыте я уже говорила и повторюсь– конечно же очень важны человеческие качества: честность, порядочность, природное обаяние и доброжелательность к людям. Перед каждой сделкой экспертом проводится колоссальный объем работы, большая часть которой – остается «за кадром». Огромный пласт информации, который прорабатывается и анализируется под индивидуальные запросы каждого клиента, а иногда в процессе работы корректируется и сам запрос. Иногда покупатель и продавец могут даже и не встречаться друг с другом в связи с большой занятостью. И, зачастую, это правильно, потому что большинство сделок срываются из-за нежелания или неумения договориться, поскольку для заключения сделки нужен нейтральный человек, который способен оценить все плюсы и минусы и правильно донести их до клиента, сгладить острые углы, а то и вовсе обойти их. Тем более, что профессионал любые минусы способен обратить на пользу клиенту. Наша компания часто помогает снимать существующие у объектов риски или свести их к минимуму.

Как вам это удается?
Можно считать это нашим «ноу-хау». У нас крепкие партнерские отношения с серьезной юридической компанией, с которой мы сотрудничаем уже много лет, что позволяет нам решать проблемы и снимать обременения с объектов. Эта работа очень трудоемкая, поскольку иногда продавцы и сами не в курсе, что у их объекта есть проблема. Однако, как бы это ни было трудно, нужно прилагать все усилия, чтобы не допустить, дабы клиент остался с продуктом, который содержит риски. Их нужно найти и устранить. Все неприятные дела нужно делать сразу, – это тоже один из моих принципов, ведь чем быстрее решить проблему, тем меньше может быть последствий, а ценность и цена объекта увеличивается. Так что, если очень хочется приобрести объект, но это связано с какими-либо проблемами, мы можем помочь.

А как выстраиваются отношения с клиентами и девелоперами – ведь зачастую и те и другие недооценивают работу риэлтора?
Хотелось бы, чтобы и те и другие понимали пользу, которую может принести профессиональный риэлтор обеим сторонам. Неслучайно, в большинстве европейских стран присутствие риэлтора на сделке является гарантией того, что она не будет признана недействительной. Например, многие потенциальные покупатели обращаются напрямую к застройщикам, используют советы юристов, специализирующихся в других областях, или, что еще хуже, полагаются на собственный единичный опыт. Они не понимают, что в некоторых ситуациях, это не экономия – ведь они платят столько же, но теряют профессионального помощника, который представлял бы их интересы и после завершения сделки. При этом, люди не понимают, что недвижимость – это узкая специализация. Ведь никто не идет к окулисту лечить зуб, потому что понимает, что у этих врачей разная специфика, также и в нашей отрасли есть своя специфика. Такие сегменты рынка как «первичная недвижимость», «вторичная недвижимость», «коммерческая недвижимость», равно как и земельный рынок – имеют свои особенности, и чтобы разбираться в них, нужно быть профессионалом. В этом смысле я считаю, что кризис послужит неким фильтром и заставит уйти с рынка недобросовестные и непрофессиональные компании.

Как вы оцениваете последствия кризиса?
Ситуация шла к этому и приближение кризиса было очевидным. Потому что, когда цифры берутся из головы, а цены необоснованны – это становится сродни карточному домику, который рано или поздно все равно разрушится. К тому же, в нашей стране, инвестициями в недвижимость занимались все, у кого были деньги. Экономика не развивалась – люди наращивали капитал: покупали, продавали, опять вкладывали, снова продавали… Те, кто играли на инвестициях и кредитных деньгах, должны были понимать, что они идут на риск. Более того, те, кто помогал им эти инвестиции осуществлять, также должны были вовремя предостеречь и объяснить существующие риски. Ведь конечного потребителя больше не стало. Нужно беречь капитал своего инвестора, сохранить его, провести через кризисные ситуации и дальше преумножать. Инвестиционная гонка в последние полтора года, приобрела какой-то остервенелый характер. Тут главное вовремя остановиться. Для многих это был сизифов труд, но, как говорится, – тут уж кто успел.


Я оптимистично смотрю вперед. Просто нужно разумно оценить и распределить свои силы, принять все меры безопасности и пройти через кризис. Инвестировать нужно в стабильность. Тем более, что и сейчас рынок достаточно активен, процессы не останавливаются. Трансформация, которая сегодня происходит, – закономерна. Рынок меняется – условия на нем теперь диктует покупатель, что, естественно, отражается и на расстановке акцентов.

Мы много сегодня говорим о профессионализме, а как вы подбираете персонал? Наверное, найти квалифицированного специалиста непросто?
С момента создания компании я полностью поменяла штат сотрудников. Конечно, психологически трудно увольнять людей, но у меня очень высокие требования подбора персонала. Мне нужна была команда- крепкая, надежная, а не клуб вязальщиц и чесальщиц. Зато сейчас у меня работают высокопрофессиональные менеджеры, которые продолжают постоянно повышать квалификацию. Они проходят обучение в специальных школах за счет компании, посещают профессиональные тренинги. На каждом собрании обсуждаются и прорабатываются особенности и нюансы различных сделок. Мои сотрудники прекрасно владеют юридическим языком – ведь они должны досконально знать, что за документы подписывает их клиент. Мы воспитываем сотрудников компании самостоятельно, главное, чтобы это были люди не испорченные. На работу я не беру людей с улицы – только по рекомендации, также не беру «опытных» брокеров с бегающими глазами. Хорошего риэлтора компания не отпустит, а плохой мне не нужен. Основные требования, которые я предъявляю к потенциальным сотрудникам, – это честность, порядочность и коммуникабельность, а я сама уже сделаю из них профессионалов.Кажется, что вы постоянно стремитесь к переменам.

Какие у вас планы на будущее?
Перемены нужны – они вносят свежую струю. Сейчас меня интересует девелопмент, – это новое для компании направление. У нас есть партнеры, которых мы консультировали в этой области, а сейчас хотим заняться этим самостоятельно, но здесь мы в самом начале пути. Кстати, у нас в компании, часто бывают уникальные предложения, которых нет на рынке и в рекламе.

Насколько трудное сейчас время для начала новых проектов?
Дорогу осилит идущий. К тому же, преодоление трудностей ведет к внутренней мобильности человека, по природе своей, существа все-таки консервативного. Моя любимая поговорка: «движение вперед начинается с пинка под зад!» И это правильно. Потому что, пока есть возможность держаться за некую стабильность, пусть даже призрачную, человек будет за нее цепляться и не двигаться вперед. Остановка –это уже движение назад. Здесь очень актуальна цитата из сказки «Алиса в стране чудес»: «для того, чтобы оставаться на месте, нужно очень быстро бежать». Что же нужно делать, чтобы постоянно двигаться вперед, да еще не просто догонять, а играть на опережение? Вот тут, как раз, и нужно то, что называется, мастерством и интуицией.

А вам не жалко было расставаться с успешной карьерой актрисы?
Это было, можно сказать, в другой жизни. Я была актрисой элитарного кино – снималась у Кайдановского в его картине «Гость», снятой по двум новеллам Борхеса, и еще пять картин у замечательных режиссеров. Потом настало время перестройки и Кино, с большой буквы, перестали снимать, те сценарии, которые мне присылали, были неприемлемы с разных точек зрения. Это, видимо, как раз и стало тем пинком, о котором мы говорили. Я соскочила с этого паровоза и не жалею. Кстати, очень многие актеры моего поколения ушли в бизнес. Видимо потому, что актер – это профессия, которой присуща та самая внутренняя мобильность, подразумевающая развитие через движение.


К тому же, я убеждена, что в жизни все происходит неслучайно, и те знания и опыт, которые я получила на сцене, принесли мне колоссальную пользу и очень повлияли на мою жизнь. Большинство моих преподавателей в ГИТИСе – это великие педагоги и мастера поколения, которое в свое время сменило поколение Станиславского, – Владимир Канделаки, Александр Бармак, Алла Сигалова и Анатолий Елизаров, Николай Карпов. Первое, чему меня научили на сценодвижении – это правильно падать. Ведь если ты умеешь правильно падать, то потом обязательно поднимешься, причем с минимальными потерями для себя. И мне кажется, что это справедливо не только для сцены: однажды это умение спасло мне жизнь. В переносном смысле это тоже работает. Так что «падать» я умею!

При такой насыщенной жизни у вас остается время на семью?
Конечно. Нужно обязательно проводить время вместе. Мы с мужем всегда стараемся найти дни для совместного отдыха, да и романтический ужин по пятницам давно стал традицией. Я очень ценю время, проведенное с семьей. Очень приятно, когда дети сами нас куда-нибудь приглашают – это значит, что им нравится с нами быть - это дорогого стоит. Сыновья уже взрослые – они студенты. Один – будущий юрист-международник, а другой планирует заниматься логистикой.

Ваш творческий талант им не передался? Не пришлось отговаривать от театрального?
Нет, отговаривать не пришлось, но гены никуда не денешь. Один из моих сыновей пишет музыку. Он самоучка – все освоил сам. Причем пишет рок – по-моему, это очень сложно. Даже группу собрал… Так что, от творчества никуда не денешься.

Светлана, вашу жизнь простой не назовешь. Откуда вы черпаете вдохновение и откуда возникает это ощущение легкости, которое не пропадает с начала беседы?
Я с детства очень жадная до жизни. Каждый день – это подарок, который нужно использовать по максимуму. В силу определенных обстоятельств, я знаю, насколько тонкая грань лежит между жизнью и смертью, поэтому я абсолютно уверена, что просыпаться утром – это уже счастье, которое нужно ценить. Кроме того, я люблю свою профессию и мне интересно ей заниматься. А что касается легкости, то она приходит в результате жизненного опыта. Я навсегда запомнила потрясающие кадры из документального фильма, с которого я начинала работу в кино. Это фильм о женщинах в большом спорте, который назывался «Этот сильный слабый пол». В одном из кадров на экране появлялись наши девочки, многократные чемпионки по синхронному плаванию – такие хрупкие и тонкие, – они выходили из бассейна и кидали на пол тяжеленные цепи, в которых они плавают, выполняют упражнения, и благодаря которым у них появляется эта, приносящая им победы, удивительная легкость. Тогда я поняла, что тяжести нужно брать легко. Я с огромным уважением отношусь к женщинам, которые делают серьезную трудную «мужскую» работу. Причем только мы знаем, какой ценой нам, женщинам, дается эта легкость.

Интервью для журнала "Салонъ недвижимости" (январь, 2009 г.)
http://www.salonn.ru/

Вернуться назад

Присоединяйтесь к нам

119034, Москва,
ул. Остоженка, дом 10, офис 206
телефон +7 (495) 6-444-665
office@panfilovarealty.ru 

Ваш блокнот пуст.

Новости

18.06.2014

Акция в кп "Милленниум Парк"! Готовый дом за 1 млн.долларов!

Успейте купить готовый дом всего за 1 млн.долларов в элитном поселке!

11.03.2014

Maserati Ghibli в подарок!!!

При покупке дома в элитном коттеджном поселке "ParkVille Жуковка" покупатели получают роскошный подарок — автомобиль Maserati Ghibli!!!

Все новости


© 2006 - 2010, Агентство недвижимости "Panfilova Realty". Создание сайта                 карта сайта