каталог
объектов

Наш телефон:
+7 495 6-444-665

Оставить заявку

Недвижимость и финансы. Перезагрузка.


По мере развития кризиса отношения между финансовыми институтами и участниками рынка недвижимости меняются. Очевидно, что докризисная схема взаимодействия банков и рыночных игроков нуждается в пересмотре. Каковы реалии сегодняшнего дня и что готовит нам день грядущий? Текст Ольга Казанджян.

Рынок недвижимости напрямую зависит от рынка финансов. Коммерческое благополучие строительной отрасли невозможно без взаимодействия с финансовыми институтами, равно как и без доступа конечного потребителя к ипотечно-жилищному кредитованию. Однако экономический кризис нанес значительный урон этим отношениям. Очевидно, что новые экономические условия диктуют необходимость пересмотра существовавших цепочек взаимосвязей и поиска новых путей взаимодействия банков и участников рынка недвижимости. Чтобы отследить произошедшие изменения и проанализировать наметившиеся тенденции в дальнейших отношениях двух рынков, в московском ресторане «Майклс» собрались ведущие представители российского банковского сообщества и рынка недвижимости.

Владимир Киевский:
Главная задача сегодняшнего дня – оживить рынок кредитования.
Для восстановления кредитной деятельности и оживления рынка кредитования необходимо создание государственной и региональной системы симулирования спроса. На это и направлено большинство проектов, разрабатываемых Ассоциацией Российских Банков в настоящий момент. Мы с президентом АРБ Гарегином Ашотовичем Тосуняном часто ездим в регионы и субъекты Федерации, где совместно с представителями местной администрации, губернаторами и вице-губернаторами проводим семинары-совещания по кредитованию субъектов малого и среднего предпринимательства. Это делается потому, что крупный промышленный капитал имеет возможность пользоваться заграничными кредитными ресурсами, а малый и средний бизнес, почти на 97% зависящий от внешних заимствований, такой возможностью практически не обладает. Главный вывод, который можно сделать из этих совещаний, таков: в большинстве субъектов Федерации практически не проводится работа по стимулированию спроса на произведенную предприятиями продукцию. Вместе с тем основной причиной невозврата кредитов в настоящее время выступает затоваривание и невозможность сбыта продукции.
Сегодня многие склонны винить банки. Говорят, что банки не кредитуют, а выдаваемые кредиты очень дороги. Однако дешевым кредитам сейчас браться неоткуда: в субъектах Федерации ставки по депозитам в среднем составляют 14–15%, максимум – 17%, а ведь это нужно отрабатывать. Следовательно, базовая кредитная стоимость среднегодового процента изначально высока. Кроме того, стоимость кредитов во многом зависит и от Центрального банка. Сегодня ставка рефинансирования составляет 11,5%, а к ней добавляются еще минимум 2–3% на возможные риски.

По словам Андрея Клепача, заместителя главы Министерства экономики РФ, «роста кредитования пока нет, но доступность кредитов уже повышается». Это говорит о том, что банки все-таки продолжают кредитовать. Изменились (конечно, не в пользу расширения кредитования) лишь структура и характер кредитных портфелей банков. На это есть ряд причин: прежде всего резко снизилось качество заемщика, резко уменьшилось количество заемщиков, резко упала деловая активность партнеров в экономике, и, наконец, резко сократилась база для долгосрочного кредитования.

Ситуацию в банковском секторе усугубляют и макроэкономические показатели. В условиях резкого падения ВВП, которое только в мае составило порядка 11%, 17%-ного снижения объемов промышленного производства и продолжающегося роста безработицы на общество и его экономический потенциал ложится серьезное бремя, в первую очередь затрагивающее финансовые институты. В
результате кредитные долги продолжают расти. По официальным данным, сегодня невозврат оценивается где-то на уровне 5,5%, но фактически он вышел за пределы 10% – и это очень тревожно. Возможно, я ошибаюсь, но мне кажется, что в период кризиса банкиров все меньше и меньше интересует недвижимость в качестве объекта заложенного имущества. Это понятно. Дисконт растет. И если мы посмотрим по субъектам Федерации, то в некоторых федеральных округах он достигает 50–60%, а в отдельных случаях превышает 70%. Более позитивная ситуация в этом смысле складывается в Южном федеральном округе.

В этой ситуации сегмент жилищно-ипотечного кредитования представляет собой, на мой взгляд, наиболее существенный и вместе с тем сложный участок работы банков, особенно в кризисный период. По расчетам некоторых аналитиков, за первый квартал 2009 года по сравнению с аналогичным периодом прошлого года ипотечное кредитование сократилось в 6 раз, и ситуация продолжает усугубляться.
Не случайно правительство создало соответствующие государственные структуры по реструктуризации ипотечной задолженности и участвует в ряде других проектов, цель которых состоит в решении существующих проблем.

Елена Корнеева:
Промедление смерти подобно.
Действительно, ужесточились требования к заемщикам, ухудшилось качество заемщиков, а количество входящих заявок на кредиты резко уменьшилось, равно как и деловая активность партнеров. Только в нашем банке количество обращений снизилось как минимум в 5 раз. Если в прошлом году мы принимали по 40–50 заявок на кредит в неделю,
то сейчас это даже не месячная норма. Однако, выступая только от лица своего банка, должна сказать, что мы считаем, что сейчас нужно продолжать развитие и ни в коем случае нельзя останавливаться, потому что любое промедление – это прямой шаг к краху.
Исходя из вышеизложенного, наш банк продолжает кредитовать. В самом начале кризиса, в октябре-ноябре, мы приостанавливали программы розничного кредитования буквально на полтора месяца, но с Нового года мы возобновили их, воспользовавшись этой небольшой передышкой для актуализации условий выдачи кредитов, пересмотра требований к заемщикам и ценовых параметров, создания новых продуктов, изменения ставок и сроков выдаваемых кредитов.

После приостановки мы начали с продажи краткосрочных продуктов, в настоящее время оформляются кредиты и на покупку жилой недвижимости в Москве, и на покупку загородной и коммерческой недвижимости. Соответственно, мы выдаем кредиты под залог всех типов недвижимости на различные цели. Если говорить о сроках, то сразу после возобновления кредитования это были  преимущественно кредиты, которые трудно было назвать ипотечными, поскольку на тот момент мы декларировали займы только в валюте на срок от трех до пяти лет. Это можно было считать некой полумерой. Сегодня мы готовы кредитовать на срок до 15 лет. При этом предлагаемые нами ставки соответствуют средним по рынку. Сейчас на рынке валюты банки кредитуют под 13–13,5%, а
некоторые игроки предлагают ставку в валюте от 11%. Не знаю, насколько это верно и действительно ли кредиты выдаются именно по такой цене. В рублях же средние по рынку ставки составляют в настоящее время 18–20%, и мы предлагаем аналогичные условия.

Владимир Лопатин:
Банки не хотят войны с заемщиками!
На мой взгляд, сегодня происходит скорее имитация ипотечной деятельности, нежели реальная работа по наращиванию портфелей. Когда говорят о шестикратном падении ипотеки по стране, мне кажется, что-то здесь не сходится. Судите сами, из 600 банков, реализовавших продукты ипотечного кредитования до кризиса, сегодня на рынке осталось всего 15–17. При этом у каждого из них зафиксировано многократное падение выдачи. Например, у одного из лидеров – ВТБ 24, – по словам президента этого банка Михаила Задорного, падение по выдаче новых кредитов – ровно в десять раз. Тогда откуда в целом по рынку только вшестеро? Непонятно. Если раньше каждым банком устанавливались планы на прирост ипотечных портфелей, то сегодня у них вместо планов – лимиты. Поэтому и брокеры банкам не нужны. Все ранее существовавшие программы взаимодействия с ипотечными брокерами у банков заморожены, поскольку нет интереса к продажам.

Но я бы не стал упрекать банки за это. Их позиция в общем-то понятна. С одной стороны, не хочется совсем уходить с рынка ипотеки, теряя с таким трудом завоеванное место на нем. А с другой, ипотека – это сегодня зона повышенного риска. Кредит на двадцать, а то и тридцать лет с фиксированной ставкой, когда не знаешь ни завтрашней стоимости денег на рынке, ни завтрашнего финансового положения каждого конкретного заемщика, – не всякий рискнет.

НЕ ВСЯКИЙ БАНК РИСКНЕТ ВЫДАТЬ КРЕДИТ НА ДВАДЦАТЬ ЛЕТ С ФИКСИРОВАННОЙ СТАВКОЙ, КОГДА НЕ ЗНАЕШЬ НИ ЗАВТРАШНЕЙ СТОИМОСТИ ДЕНЕГ НА РЫНКЕ, НИ ЗАВТРАШНЕГО ФИНАНСОВОГО ПОЛОЖЕНИЯ ЗАЕМЩИКА

Однако, уменьшив выдачу кредитов почти до нуля, российская ипотека вовсе не перестала о себе напоминать. У нашей Лиги ипотечных брокеров в лучшие времена было более пятидесяти банков партнеров. Так вот, ипотечные департаменты или управления остались практически во всех этих банках. Спрашивается, чем они теперь занимаются? Ясно чем: обслуживанием ранее выданных кредитов.
И должен сказать: дело это нелегкое. Исходя из официальной статистики банков, просрочка по ипотечным кредитам в России отнюдь не драматична: немногим более процента. Однако официальная статистика у нас лукавая и не совсем международная. При оценке просроченной задолженности в России учитывается лишь сумма просроченного платежа, в то время как по международным стандартам, если кредит попадает в официальную зону просрочки, в числитель дроби попадает вся его сумма. И тогда при делении на общую сумму выданных кредитов (величина портфеля) получаются весьма впечатляющие цифры: от 5 до 15 процентов, а в некоторых случаях и выше. Например, в таких регионах, Барнаул, Самара, Саратов, в просрочке каждый третий выданный кредит по ипотеке.
Разумеется, многократным ростом просрочки мы во многом обязаны разразившемуся кризису. А это фактор объективный. Поэтому Правительство не осталось в стороне. В срочном порядке были выделены деньги на реструктурирование проблемных кредитов, а если по-русски, то на предоставление отсрочки в платежах тем, кто реально попал в сложную финансовую ситуацию не по своей вине. Отсрочки сроком до года, из расчета, что за это время заемщик выйдет из финансового пике. Реализует эту программу Агентство по реструктуризации ипотечных жилищных кредитов (АРИЖК) – дочерняя структура АИЖК.

Однако выделенные в уставный капитал этого агентства 5 миллиардов рублей на сегодняшний день освоены лишь в небольшой части. Причин для этого немало, в том числе нормативных. В соответствии с директивами Центрального банка, если коммерческий банк предоставляет отсрочку заемщику собственными силами, у него не фиксируется ухудшение качества этого кредита и заемщика. А вот если он и заемщик воспользуются услугами АРИЖК, то здесь ухудшение финансового положения заемщика неизбежно отражается в отчетности банка и ведет к резкому увеличению обязательных резервов в ЦБ по этому кредиту. Поэтому далеко не все банки
могут себе позволить направлять своих проблемных заемщиков в АРИЖК, даже если эти заемщики подходят под стандарты госсреструктуризации. Приходится банкам самим решать проблему, оставаясь с проблемным заемщиком один на один.

Впрочем, не всегда. Как раз на этот случай, в помощь банкам и заемщикам, был задуман наш проект МАСИЗ, расшифровываемый как Межрегиональная антикризисная система сопровождения ипотечных заемщиков. Главная цель проекта – привлечь в диалог между банком и проблемным ипотечным заемщиком некую третью сторону. Зачастую банку и такому заемщику бывает сложно достичь взаимопонимания, даже если банк настроен миролюбиво. Действительно, никто не заинтересован в войне, поскольку в ней
проиграют все. Судебные решения несут с собой значительные издержки для обеих сторон. Идеальная ситуация для банка – это досрочное погашение кредита по соглашению сторон. И для заемщика, если разобраться, – тоже. Однако договориться получается не всегда. Заемщик, попадающий в сложную ситуацию, склонен видеть в банке недоброжелателя, замыкается в себе, не выходит на контакт.

И нередко делу помогает вмешательство нейтрального посредника-профессионала. Какого? Да того самого, который еще вчера был посредником между банком или заемщиком при выдаче кредита. То есть ипотечного брокера, риэлтора. Вклинившись в ситуацию, он вполне может помочь сторонам прийти к мирному решению, при котором потери обеих будут минимальны. Какому именно? Здесь возможны варианты: от реструктуризации кредита через АРИЖК или в самом банке до добровольной  реализации заложенного объекта по максимальной, рыночной цене. Этим и занимаются лучшие брокеры-риэлторы в разных концах страны, отобранные на конкурсе в рамках проекта МАСИЗ и прошедшие дополнительную подготовку. На мой взгляд, восстановление ипотеки в России произойдет не так скоро, как нам хотелось бы. Но не стоит излишне это драматизировать. Мы живем в стране, в которой эта сложнейшая форма жилищного финансирования могла и не появляться еще лет 10, поскольку у нас и по сей день отсутствуют фундаментальные базовые предпосылки для ее победного распространения.

Владимир Варакин:
Банки должны заниматься финансовыми вопросами!
В настоящее время кредитные портфели банков серьезно изменились, и если в 2003–2004 годах доля ипотеки составляла меньше половины процента, то сейчас этот сегмент в портфелях банков существенно вырос. Сегодня мы работаем со всей структурой портфеля, которая существует в банках. Наиболее крупный блок – это кредитование физических лиц, далее идет малый и средний бизнес, корпоратив, которые, как правило, банки оставляют за собой. Очевидно, что самый большой удар рынок ипотеки получил в регионах, ведь риски банков там на порядок выше. Сейчас ситуация очень сложная. Растет задолженность по кредитам, банки вынуждены резервировать средства. Естественно, что банки обращаются в коллекторские компании для решения вопросов, связанных с взысканием задолженности по кредитам, в том числе по ипотечным.

Наша задача – урегулировать финансовые споры. Идеальный вариант, если заемщик согласен на реализацию заложенного имущества, и хорошо, когда на этом этапе подключаются профессиональные риелторы. В этом случае обе стороны понимают, что вероятность обмана исключена. Заемщик осознает, что заложенный объект недвижимости будет реализован по рыночной цене, а не уйдет с торгов за копейки. Банк также понимает, что его интересы будут соблюдены.

Думаю, что в сложившейся ситуации наличие при банках специализированной организации, где будут присутствовать профессиональные риелторы и оценщики, позволит и банкам, и коллекторским компаниям иметь больше времени на реализацию своих основных функциональных задач. Работа с просроченной задолженностью по ипотечным кредитам – это трудоемкий процесс, требующий постоянного сопровождения и привлечения множества участников. Банки должны заниматься финансами, а не думать, как сопровождать просроченные ипотечные кредиты, и отвлекаться на деятельность по реализации заложенных объектов и их оценке. В равной степени это справедливо и для коллекторских компаний, основная деятельность которых – массовое взыскание долгов, а не отвлечение на «смежные» аспекты, возникающие при взыскании долгов по просроченной ипотечной задолженности.

Светлана Панфилова:
Скоро начнут скупать инвестпроекты.
У нас, как у риелторов, до Нового года существовали опасения, что банки выбросят на рынок большое количество объектов недвижимости и в результате произойдет обвал рынка. Но, к счастью, этого не произошло, иначе это, конечно, было бы катастрофой. Вместе с тем возникает ощущение, что сейчас именно банками на рынок выдвигается большое количество объектов – в результате рынок постепенно насыщается. Параллельно можно наблюдать и другую тенденцию: появились люди, которые прозванивают риелторские агентства и говорят, что занимаются скупкой заложенных объектов. То есть начинается охота за дешевым товаром. Мы очень настороженно относимся к таким звонкам: возможно, это действительно покупатель, который готов приобрести недвижимость по приемлемой для банка цене, но также существует и опасность рейдерства.

Могу сказать, что и до Нового года, и сейчас банки обращаются к нам за помощью. Первое – это оценка сегодняшней рыночной стоимости объектов, то есть за сколько их максимально можно продать. Второе – это реализация. Очевидно, что банкам недвижимость не нужна, и они сами стыкуют нас со своими должниками. Поскольку мы занимаемся элитной недвижимостью, то работать с объектами не так трудно – под ипотеку люди, как правило, брали качественные, интересные и дорогие объекты. Труднее работать с самими заемщиками – главным образом это, скорее, консультации на основе маркетинговых исследований. В основном люди брали кредиты для инвестиционных покупок и, следовательно, уже просчитали возможную прибыль от этих инвестиций, под нее взяли новые кредиты, и теперь им очень сложно опуститься до сегодняшней рыночной цены. Поэтому с клиентом происходит обоюдная работа – и со стороны банка, и с нашей стороны как риелторского агентства. Основная проблема, с которой часто приходится сталкиваться, – это отсутствие у клиентов договора об ипотеке. Как правило, банки не настаивают на его заключении – им выгодно быстрее продать объект, и мы им в этом помогаем. Выдача кредитов не прекратилась для людей, имеющих положительную кредитную историю. До кризиса достаточно большой процент людей брали ипотечные кредиты, чтобы иметь возможность показать свою кредитную историю. Думаю, что такие кредиты есть и сейчас, и банки охотно на них идут, потому что эти заемщики в состоянии расплатиться. Это было сравнимо с рекомендацией.

СТРОИТЕЛЬСТВО ПРОДОЛЖАЕТСЯ. КОНСЕРВИРУЮТСЯ ТОЛЬКО БУМАЖНЫЕ ПРОЕКТЫ. ДЕЛО В ТОМ, ЧТО ДОСТРОИТЬ СЕЙЧАС ДЕШЕВЛЕ, ЧЕМ ЗАКОНСЕРВИРОВАТЬ. СЕГОДНЯ СНОВА ПОШЕЛ ПОТОК ИНВЕСТОРОВ, РАНО ИЛИ ПОЗДНО РЫНОК ВЫРОВНЯЕТСЯ.

Сегодня на рынке недвижимости произошел всплеск. Как риелтор могу сказать, что в течение последних двух-трех месяцев рынок был очень активен по продажам. Сейчас опять возникает пауза – все ждут осени. До этого момента происходило плавное снижение цен, и оно продолжится в дальнейшем.
На какое-то время это движение приостановилось, и возникло ощущение, что рынок стабилизировался и цены стали более адекватными. В результате появился потребитель, который ждал именно этого. Следовательно, те, кто успел воспользоваться этим периодом активности и не стал поднимать цены – выиграли, потому что успели реализовать свою недвижимость. На этом этапе нам также пришлось проводить серьезную работу с собственниками объектов, направленную на то, чтобы убедить их продавать по предложенной рынком цене и не стремиться к ее неадекватному завышению.

До кризиса ни один девелопер не строил на свои деньги, все брали кредиты, и банки с удовольствием их давали, потому что это было выгодно. В настоящее время рынок просел, причем неравномерно. Несмотря на это, строительство продолжается. Консервируются только бумажные проекты. Во многом это объясняется тем, что достроить сейчас дешевле, чем законсервировать. Сегодня снова пошел поток инвесторов. Рано или поздно рынок выровняется, а за этот период на нем появятся новые игроки. Кризис – подходящее время, чтобы спокойно подготовить проект. Полагаю, что скоро начнется покупка инвестпроектов. Поскольку сейчас проявляют активный интерес к заложенным объектам, скоро начнут продаваться инвестиционные проекты, так как цены на них также станут адекватными, а то «воздух» был очень дорогим. Мы ждем новых серьезных игроков на нашем рынке.

Юрий Беломестнов:
Отказ от поддержки строительной отрасли чреват социальным взрывом.
Думаю, что сейчас банки просто не заинтересованы в кредитовании реальных секторов экономики, им проще менять деньги на деньги. При существующих курсовых колебаниях, конечно, более выгодно переходить из одной валюты в другую и таким образом получать постоянную доходность с минимальными рисками. Очевидно, что в настоящих условиях строительный бизнес пострадал больше всего. Это огромная индустрия, по своим размерам ничуть не уступающая, например, автомобильной или металлургической. На мой взгляд, нельзя игнорировать отрасль, в которой занят значительный процент населения страны.

Сегодня мы вынуждены решать свои проблемы самостоятельно. Однако мы не можем брать кредиты, в силу того что ставки очень высоки, а банки требуют неимоверно высокие залоги, которых у девелопера, по сути, и в хорошие времена никогда не было. Сейчас для получения небольшого кредита у меня требуют, чтобы я заложил крупные ликвидные объекты. При этом, в случае если просрочка по кредиту составит более трех месяцев, я лишусь всех этих объектов, приносящих мне сегодня стабильный доход, который идет на текущие расходы и развитие.

Многие крупные девелоперы и инвесторы, которые выбрали работу на рынке недвижимости, сейчас существенно сокращаются в размерах или вовсе думают об уходе из отрасли. Я считаю, что это тревожный сигнал, потому что, как правило, за каждой даже небольшой девелоперской группой, состоящей из 20–50 человек, стоят большие трудовые коллективы на стройплощадках, инжиниринговые компании, архитекторы и т.д. На примере нашей компании скажу, что из-за отказа от строительства трех крупных объектов (офисно-торговое здание класса «А», офисное здание класса «В+», современный логистический терминал) около 700–
800 человек не получили работу непосредственно на их строительстве. Хотя в России и нет городов, которые полностью зависимы от индустрии строительства, стоит задуматься о том, сколько людей постоянно работают на стройке. Полагаю, если весь комплекс строительства встанет только в одном крупном городе, это уже будет социальный взрыв.

Безусловно, на всех этапах своего развития наша компания сотрудничала и будет работать с банками. Совсем недавно, в 2007-м и начале 2008 года, мы брали кредиты под 8–9%, но последний кредит был взят уже под 16% с возможностью поменять процентную ставку на 14%. Это те условия, при которых далеко не каждая отрасль строительной индустрии способна быть устойчивой. Например, оперируя в сегменте элитной недвижимости (наш проект – жилой комплекс класса де-люкс «Гранатный, 6»), где существует определенный запас финансовой прочности, девелопер может выжить. С другой стороны, иные проекты в области строительства
офисно-торговой и складской недвижимости при ставке 16% и выше не являются инвестиционно-привлекательными в настоящих условиях. Торговый и складской бизнес сейчас стагнируют. Немного теплится жизнь в офисной недвижимости, но о новых проектах в сегменте класса «А» я давно не слышал ни в Москве, ни в Санкт-Петербурге. Сегодня реализуются только те, которые начали строительство в 2007–2008 годах. На рынке жилья сегодня выживают только два сегмента – сегмент супердешевого жилья и сегмент элитной недвижимости. При этом первый существует в силу того, что государство все-таки старается поддерживать некоторые стройпроекты. В сегменте же элитного жилья продажи идут, так как покупатели понимают, что сейчас не появляется больше новых качественных проектов на рынке. В этой связи полагаю, что цены на последнюю категорию недвижимости падать не будут. Напротив – они даже будут расти.

Когда в Москве останется только два-три пентхауса в престижных районах, их, возможно, будут продавать по баснословно высоким ценам. А деньги, к примеру, в секторе добычи, переработки и реализации углеводородов или продуктов питания, все-таки существуют, как существуют и обеспеченные покупатели, которые «видят себя» активно работающими именно в России и хотят жить в cоответствующих своему статусу домах и квартирах. Очевидно, что сейчас о докризисных ценах речь не идет. В настоящее время в зависимости от этапов строительства и условий сделки мы, например, предоставляем скидки в пределах 10–15%. Но они постоянно сокращаются по мере готовности здания. Говоря о кредитовании конечного потребителя, могу отметить, что на данный момент у нас не было ни одного покупателя, кто бы сказал: «мне нужна длительная рассрочка платежа» или «я рассматриваю ипотеку». Вообще, по поводу ипотеки я считаю, что ее как не было, так в ближайшее время и не будет.

Очевидно, что в сегменте элитного жилья ипотеку под 20+% никто брать не будет. Если семья решила совершить покупку квартиры, то она ее приобретает за собственные средства. Если же говорить о жилье экономкласса, то здесь ипотеки и вовсе быть не может. Так как с кризисом произошло снижение доходов граждан, то в нынешних условиях им просто нечего представить банку, чтобы удовлетворить его требованиям. Возвращаясь к кредитованию девелоперских проектов, должен добавить, что сейчас банки предлагают условия, которые мы не можем себе позволить. Это серьезная проблема как на уровне формирования размера кредитных ставок, так и в вопросах юридической защищенности банка и заемщика. Развязать этот клубок проблем без вмешательства законодательных органов и государственного контроля мне не представляется возможным.

Тамара Касьянова:
Думаю, что недвижимость все-таки начнет расти в цене.
Сейчас объем кредитных заявок сильно снизился. Я могу судить, потому что нас привлекали как оценщиков для выдачи ипотеки в таких банках, как «Дельта кредит», «УралСиб», «ВТБ», и недавно мы сравнивали количество заявок, поступивших год назад, и тех, что поступают сейчас. Сегодня оно снизилось не менее чем в 10 раз. Хочу обратить внимание на то, что в настоящее время некоторые банки, в частности «УралСиб», «Газпромбанк», обращаются к нам за подтверждением рыночной стоимости объектов. Таким образом они пытаются себя обезопасить и понять, насколько целесообразно реструктурировать задолженность тому или иному заемщику. Могу сказать, что «Дельта кредит» до сих пор кредитует. Конечно, уже не в тех объемах и не на тех условиях. Например, если раньше кредит выдавался как минимум на 70% от рыночной стоимости, то сейчас начисляют еще дополнительный дисконт с этой цены и кредитуют не более чем на 70% от ликвидационной стоимости объекта, то есть заемщик должен увеличивать собственную долю в оплате за приобретаемый объект.

Нужно признать, что и сейчас у некоторых банков, в том числе достаточно крупных, все равно есть план по выдаче ипотечных кредитов. Ипотека всегда обеспечена неким объектом недвижимости, и, основываясь на убеждении, что кризис не продлится вечно, можно быть уверенным, что рано или поздно недвижимость все равно начнет расти в цене, а следовательно, банки не останутся внакладе.
Что касается кредитования строительной отрасли, то сегодня оно, к сожалению, серьезно лимитировано. Несмотря на то что сейчас у банков есть деньги и они готовы кредитовать, правда, на более жестких условиях для заемщика, возобновление кредитования строительства и девелопмента в прежних объемах может привести к новому кризису. Вместе с тем все банки берут в качестве обеспечения недвижимость – ведь строек в ближайшее время будет мало, а население привыкло жить хорошо.

С другой стороны, могу сказать, что процентные ставки начали падать по сравнению с тем, что было три месяца назад. Может быть, мы вели не совсем верную политику: когда во всем мире ставки снижались – у нас поднималась ставка рефинансирования. Но сейчас она снижается, и это значит, что у банков будет возможность получать чуть больше дешевых денег. Кроме того, в настоящее время в Россию снова приходят инвесторы с длинными деньгами, потому что наша страна – это хороший рынок, на котором можно зарабатывать, а россияне готовы брать деньги на более дорогих условиях, чем Европа и Америка. Так что инвесторы будут приходить в Россию и во время кризиса.

Журнал "Салон недвижимости". Июль-август 2009 г.
www.salonn.ru


Вернуться назад

Присоединяйтесь к нам

119034, Москва,
ул. Остоженка, дом 10, офис 206
телефон +7 (495) 6-444-665
office@panfilovarealty.ru 

Ваш блокнот пуст.

Новости

18.06.2014

Акция в кп "Милленниум Парк"! Готовый дом за 1 млн.долларов!

Успейте купить готовый дом всего за 1 млн.долларов в элитном поселке!

11.03.2014

Maserati Ghibli в подарок!!!

При покупке дома в элитном коттеджном поселке "ParkVille Жуковка" покупатели получают роскошный подарок — автомобиль Maserati Ghibli!!!

Все новости


© 2006 - 2010, Агентство недвижимости "Panfilova Realty". Создание сайта                 карта сайта